English
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Похоронный дом «Память»

Похоронный дом «Память»




Круглосуточный телефон Городского информационного центра

Круглосуточный телефон Городского информационного центра

 

«Красный Царицын глубоко опечален…»

Сто лет назад под выстрелы пулеметов и сигналы пароходов похоронили  Якова Ермана

20 июля 1918 года царицынская газета  «Борьба» (ныне «Волгоградская правда») вышла в траурной рамке. Заголовок на первой странице сообщал: «Сегодня похороны Якова Ермана».

Начало эпохи

Город, одетый в траур, прощался с вождём царицынского пролетариата.   

- И хотя современники говорили, что Ермана хоронят, как святого, эти проводы в последний путь не имели ничего общего с религиозными обрядами,  - говорит заведующая отделом истории края Волгоградского областного краеведческого музея Ирина Талдыкина. - Церемония прощания с красным комиссаром Царицына стала началом похоронных традиций советской эпохи.

Венки от буржуев

Молодой революционер Яков Ерман был застрелен по дороге в Царицын, на пристани в Николаевске. 

- На пароходе «Ярославна» Ерман кинулся разнимать красноармейцев, подравшихся с грузчиками, - рассказывает Ирина Талдыкина. - И в него кто-то выстрелил. Раненого комиссара доставили в больницу Камышина, но спасти не смогли. Стрелявшего тоже разыскать не удалось. Тайна убийства до сих пор не раскрыта.

Тело Ермана доставили на траурном пароходе. С парохода перенесли на особый катафалк и доставили в здание Царицынского Совета (где сейчас располагается Новый экспериментальный театр). Затем траурный кортеж несколько часов возили по улицам города.

Современник Ермана, начальник штаба Северо-Кавказского военного округа Анатолий Носович в мемуарах «Красный Царицын» написал: «В день похорон все магазины и правительственные учреждения были закрыты. Но самым ис­ключительным образом вылилось внимание почитателей в том, что все венки, находящиеся в городе, были реквизированы, а когда для желающих таковых не хватило, то они, не задумываясь, отправились на кладбище и обобрали все венки с буржуазных могил, не стесняясь, украсили ими гроб и могилу, часто не сорвав старых лент.

В момент опускания тела в приготовленный для него склеп, в городе поднялась такая пулеметная и пачками стрельба, что свыше четверти часа стоял неумолчный гул от выстрелов. Между тем, на Волге по данному сигналу все пароходы принялись давать самые разнообразные и часто столь заунывные свистки, что казалось, тысячи диких громад­ных животных ревели и выли в бессильной простой злобе. Ермана не стало. Пылкий трибун, достаточно яркий оратор, игравший значи­тельную роль в жизни «красного Царицына», сошел со сцены».

Начало великого пожара

Яков Ерман пребывал в Царицыне чуть больше года. Но даже спустя век после гибели имя 22-летнего революционера на слуху у волгоградцев. До сих пор его имя носят известная мебельная фабрика, железнодорожная платформа Волгограда, а ранее его именем назывался и нынешний Центральный район. 

Будущий комиссар учился в Петроградском политехническом институте и прибыл в Царицын в 1917 году в составе студенческого батальона. В ту пору ему исполнился. Несмотря на молодость, Ерман проявил недюжинный ораторский талант, умение убеждать и сплачивать вокруг себя людей. Вскоре Якова избрали членом горкома партии, а в сентябре 1917 года - председателем исполкома Царицынского Совета. В том же 1917 году при его участии в Царицыне начала издаваться газета «Борьба» - предшественница «Волгоградской правды». И тут вновь проявился агитаторский дар: едва ли не в каждом выпуске газеты выходили его яркие, призывные статьи. 

О похоронах Ермана газета «Правда» сообщила: «... красный Царицын глубоко опечален. Поступило более сотни телеграмм с соболезнованиями, в том числе от Свердлова, Ворошилова».

В некрологе Ермана назвали «вспышкой молнии, которая падает из грозового облака будущего с тем, что её угасание стало началом великого пожара».

Комиссара Якова Ермана похоронили в самом центре города, на территории площади Свободы. На той самой площади, где годом ранее состоялся митинг свободы, посвященный свержению самодержавия. Впоследствии эта площадь стала Комсомольским садиком. В 1918 году в той же могиле, что и Яков Ерман, был похоронен и начальник Царицынского гарнизона Иван Тулак. Там же были похоронены и другие защитники нашего города.

Орудие пролетариата

Надгробие на братской могиле участников Гражданской войны было установлено к восьмой годовщине Октябрьской революции. Его создал сталинградский архитектор Николай Любимов. Монумент из груды сцементированных камней булыжников символизирует булыжник - традиционное оружие пролетариата. В ту пору памятники в подобном стиле устанавливали и в других городах.  Но большинство из них были уничтожены во время войны или в 1990-е годы. Бюст Якову Ерману также сохранился и в парке Победы города Николаевске. Того самого города, где сто лет назад оборвалась жизнь пламенного революционера.


 

© Похоронный дом «Память»

г. Волгоград. 2011-2018 гг.


Создание сайтов: Webleap
подробнее...