English
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Похоронный дом «Память»

Похоронный дом «Память»




Круглосуточный телефон экстренной ритуальной помощи

Круглосуточный телефон
экстренной ритуальной
помощи

 

Мама спасала раненых в госпитале Сталинграда

Хочу помянуть добрым словом мою маму - Валентину Антоновну Кочеткову, человека, чья жизнь неразрывно связана с историей Сталинграда-Волгограда. Пережила бомбёжки, спасая раненых в госпитале, участвовала в возрождении мирной жизни. И пройдя эти тяжкие испытания, сохранила жизнелюбие, оптимизм, удивительную доброту и душевную щедрость.

Мама родилась и выросла в Азербайджане, семья жила у самой границы с Персией. И там  познакомилась с моим папой, уроженцем Царицына, офицером царской армии, перешедшим в революцию на сторону «красных», его после Гражданской войны направили служить на границу. После службы в Азербайджане папа с молодой женой  вернулся на родину, в Сталинград. И папина родня добродушно подшучивала, мол, привёз жену-азиатку. Первой в молодой семье родилась моя сестра Оля, затем я. Папа считался офицером запаса, но регулярно участвовал в военных сборах в Прудбое, обучал там солдат.



На снимке:
моя мама (слева) вместе с сестрой, 1950-е годы.

Наш дом находился в центре города, на улице Свирской, в районе нынешнего «Белого аиста». Роковой день 22 июня 1941 года я помню очень хорошо, в ту пору мне было 13 лет. Вечером папа приехал домой на длинной чёрной машине, зайдя к нам в комнату,  сообщил, что уходит на войну.      

На фронт он отправился в составе 129-й стрелковой дивизии, она формировалась в Сталинграде. И уже 16 октября 1941 года в наш дом пришло страшное извещение: папа пропал без вести. Больше о его судьбе так ничего и не узнали.

Оставшись вдовой с двумя детьми, мама трудилась сначала в офицерской столовой. Затем мама моей подружки, работавшая врачом, позвала нас помогать в военный госпиталь, где очень не хватало санитарок и сиделок. Шёл 1942 год, вражеские войска находились уже под Калачом, в Сталинград целыми эшелонами доставляли раненых красноармейцев. Вместе с мамой и сестрой мы ухаживали за солдатами и офицерами в эвакогоспитале № 1296, он находился на улице Пушкина. У каждой из нас было по две палаты - солдатская и офицерская. Израненные, искалеченные бойцы, вчерашние мальчишки, стонавшие от нечеловеческой боли, нуждались в медицинской помощи в словах поддержки. Многие умирали прямо у нас на руках. Моя мама, самоотверженно трудившаяся в этом госпитале, не знала ни сна ни отдыха. И была нам примером.

В июле-августе 1942 года, когда враг приближался к Сталинграду, нам, как и остальным горожанам, предложили эвакуироваться. Но мама наотрез отказалась. И здесь, в Сталинграде, мы пережили ту страшную августовскую бомбёжку. В нашем доме, на улице Свирской, теперь находился военный штаб. А мы вместе с соседями и другими жителями города, прятались в окопах. И продолжали ухаживать за ранеными. За самоотверженный труд в госпитале мама впоследствии была награждена медалью «За оборону Сталинграда», а также орденами «Великой Отечественной войны» 2-й и 1-й степеней.       

В середине сентября 1942 года нас с мамой и сестрой всё же эвакуировали. Сначала переправили в Красную Слободу, затем на машине довезли до Ленинска, а там посадили в товарный вагон, тем же поездом, которым эвакуировался и завод «Красный Октябрь». И волею судьбы мы оказались в Чкаловской (ныне Оренбургской) области, под Орском, в деревне на 30 домов.

И лишь в октябре 1944 года мы вернулись в родной Сталинград, который мама давно считала своей второй родиной. Наш дом на улице Свирской был разрушен. На помощь пришёл папин родной брат, жившей с семьёй в Сарепте. Родственники обустроили для нас  летнюю кухню, там мы и поселились. Мама сначала работала буфетчицей, затем устроилась сестрой-хозяйкой в 1-й Бекетовской больнице (ныне Волгоградская городская больница № 1). Эта больница открылась в феврале 1943 года, тогда располагалась в здании бывшей школы в Бекетовке. И там мама трудилась до выхода на пенсию.

Пережив военное лихолетье, оставшись с двумя детьми, она бережно хранила память о любимом человеке - нашем папе. Замуж второй раз так и не вышла. А когда пошла на пенсию, часто путешествовала вместе с внуками. Её никогда не покидало чувство юмора, и юмор этот всегда был мягкий, деликатный. В нашем доме всегда было много гостей, и она каждого стремилась усадить за стол, до последних дней она восхищала друзей и родных кулинарными талантами. А ещё мы вспоминаем, как любила она смотреть по телевизору соревнования по боксу и шоу «Ледниковый период».

Мамы не стало в 1999 году. Похоронена на Димитриевском кладбище Волгограда. И приходя к ней на могилу, мы, дети, внуки и правнуки вспоминают её со светлой грустью и благодарностью.

Людмила Гончарова, дочь.


 

© Похоронный дом «Память»

г. Волгоград. 2000-2013 гг.


Создание сайтов: Webleap
подробнее...